Burzum
НОВОСТИИСТОРИЯДИСКОГРАФИЯФОТОБИБЛИОТЕКАСКАЧАТЬКОНТАКТЫ

БИБЛИОТЕКА

Война в Европе: Часть III – Гомо советикус

Есть один вопрос, связанный с событиями на Утёйе, на который необходимо дать ответ: как один человек, вооружённый полуавтоматическим стрелковым оружием свободно разгуливает по довольно маленькому острову, отстреливая своих жертв, когда численное превосходство было не в его пользу в соотношении примерно 700 к 1? Сам он заявляет, что на него напали лишь однажды за более чем часовую операцию, им оказался человек, которого он попросту оттолкнул и расстрелял на месте. Количество застреленных им левых экстремистов не взволновало меня, сама бойня не взволновала меня, или стала для меня сюрпризом, если уж на то пошло, но сей постыдный факт не даёт мне покоя с самого начала, и по-прежнему тревожит меня.

Моей первой реакцией был конечно же стыд. Как мои соотечественники могут быть столь трусливы и даже беспомощны? Что с ними стало? Я хочу сказать, что любой вменяемый, здоровый и целостный (если можно так выразиться) человек в подобной ситуации по крайней мере попытался бы дать отпор, сбивался бы небольшие группы людей, вооружённых камнями и палками, и попытался бы устроить засаду на убийцу и т.д. Разумеется, несколько нападавших несомненно было бы убито, если бы на него напало несколько человек, но в итоге он был бы повержен и бойня прекратилась бы. Даже с парой огнестрельных ранений можно сражаться, умерев лишь позже от потери крови. Человек не беспомощен, даже будучи тяжело раненным. Достаточно обладать боевым духом и продолжать бой. У вас может быть иное мнение, но я знаю, о чём говорю. Я продолжал сражаться, будучи раненым (с разбитой челюстью) (и одержал победу), и был свидетелем, как то удавалось другим: самый известный из них – Ошет, который прекратил убегать и сопротивлялся даже после того, как ему было нанесено по крайней мере 7 колотых ран, и имея пронзённые лёгкие. Он действовал, будучи загнанным в угол, и тем не менее. Даже те, загнанные в угол на Утёйе, не сопротивлялись, за исключением вышеупомянутого случая. Остальные ничего не предприняли. Некоторые из них прекращали бегство, подчинялись и ждали, когда их застрелят. Иные падали наземь, закрывая свои головы руками. Иные просили о пощаде. Все они были расстреляны г-ном Брейвиком.

Социальный дарвинист во мне аплодирует случившемуся: подобные трусы заслуживают смерти! Тем не менее, я думаю, что понимаю, почему они поступили именно так. Видите ли, я тоже вырос в "социал-демократической" (т.е. марксистской) Норвегии. Итак, позвольте мне рассказать вам об этой ой-какой-блаженной стране Норвегии.

Как почти все норвежцы я впервые столкнулся с истинной Норвегией в детском саду – детской тюрьме с левоэкстремистской феминистской гвардией, внушающей в своих невинных жертв пропаганду лжи и принуждающей детей "делиться" и "быть добрым" по отношению друг к другу. Соперничество было под запретом. "Победы" или даже "проигрыши" были под запретом: все должны были быть всегда равными во всём и вся. Играть в одиночку было запрещено. Ты должен был играть с другими детьми (в общине) и петь весёлые экстремистские песни с фанатичными "надзирателями". Отважные дети – а я был одним из них – избегали этого, пытались укрыться от "надзирателей" на детской площадке и даже пытались сбежать из детского сада. Мне было всего три года, когда я впервые перебрался через забор и пробежал 2 километра к дому, самостоятельно миновав все улицы. Прибежав к дому, я позвонил в дверь и был "арестован" своей матерью, которая почему-то ушла домой с работы в этот день, и немилосердно отправила меня обратно в марксистский детский ГУЛАГ.

Впрочем, моя судьба несколько отличается от судьбы других бедных норвежских детей. Вскоре произошло моё освобождение от детского сада, когда моего отца наняли работать на Саддама Хусейна в Ираке в 1979 году. Он был одним из тех инженеров, что помогли построить Ирак, после того, как Саддам Хусейн стал президентом. Английская школа в Багдаде была набита битком, поэтому когда мне исполнилось 6 лет, меня отправили в обычную государственную иракскую школу.

Жизнь в Ираке была невыносима по нескольким причинам: мой брат и я несколько раз вынуждены были отражать нападки, в школе и на улице, мы едва удрали от зараженной бешенством стаи собак, преследующей нас по улицам, однажды нам пришлось удирать со всех ног от пьяного убийцы, у которого был при себе топор, которым он убил свою жену (позже он был застрелен на улице иракской полицией), мы чуть не умерли от пищевого отравления и т.д. Могу добавить, что спас тогда жизнь одного англичанина, который тонул в бассейне (благодаря мне он был спасён и реанимирован). Я считаю, что мои родители поступили крайне безответственно, переехав всей семьёй в Ирак, но я полагаю, что у них не было возможности быть более осмотрительными, как сейчас (мы можем попросту найти информацию посредством Google). Тем не менее, у меня по крайней мере было больше возможностей увидеть реальный мир, чем в Норвегии. В Норвегии реальность была замещена какой-то "социал-демократической суррогатной реальностью", в которой всё идеально и в которой могучее норвежское государство заботится обо всём. Советская Норвегия идёт с тобой рука об руку до гробовой доски.

Когда я вернулся в Норвегию, меня отправили в начальную школу, и я был весьма прилежным учеником. Единственная проблема заключалась в том, что я был чересчур успешным: закончив все свои задачи раньше остальных, я вынужден был дожидаться, пока они догонят меня. Видите ли, в марксистской Норвегии все "равны" и практически это означает, что никому не дозволяется быть лучше самых медлительных, глупых и наименее умелых членов общества! Нет отдельных классов для хороших учеников или даже отдельных классов для самых плохих учеников. Вместо этого все помещаются в один класс, ибо в Норвегии не существует "хороших" и "плохих" учеников! Они все равны, и им даются равные возможности быть как все... или по крайней мере так заявляют марксистские экстремисты. Поэтому закончив свои задачи после почти 5 минут, оставшиеся 45 минут проходили в ожидании. Разумеется, самый глупый ребёнок никогда не завершал свои задачи, пока весь класс не окончит, он был слишком туп, чтобы вообще что-нибудь понять, поэтому дополнительные задачи мне никогда не задавали. Мне приходилось ждать. И ждать. И ждать. Целых 6 лет. Никакого настоящего соперничества в школе и в помине не было. Более всего мне было скучно в начальной школе. Я был настолько сыт по горло, окончив начальную школу, что хотел перевестись в другую среднюю школу, отличную от той, в которую пошли дети из моего класса, чтобы мне и там не было так же скучно. А в друг в новом классе не будет идиотов, тормозящих меня?!

Поэтому, поступив в среднюю школу, я был там единственным учеников из моей старой начальной школы. Я был новеньким в классе. Остальные ученики пришли из других школ. Увы! Вскоре мои надежды рухнули. Там царила такая же социалистическая и идиотская система, как и в начальной школе. Проблема состояла не в моей старой школе, в моём старом учителе или моём старом классе, а в том, что таковой была вся школьная система Норвегии! Когда в 8-м классе я начал пропускать уроки, перестал делать домашние задания, перестал обращать внимание на учителей и занимался на уроках своими делами, и при этом всё равно умудрился получить хорошие оценки, я понял, что впустую трачу своё время. Я забросил систему образования Норвегии и в 9-м классе почти не ходил в школу, пропуская 2/3 уроков.

Годы спустя я самостоятельно получил высшее образование, сдав экзамены старшей школы, а потом экзамены в колледже в качестве "рядового абитуриента", и конечно же это тоже было раз плюнуть. Однажды я попросту прочитал одну книгу единожды за день до экзамена и получил наивысший балл. Я занимался этим только потому, что сидел в тюрьме, и это было наилучшей альтернативой работе в тюрьме (т.е. исполнению совершенно бессмысленных и трудоёмких задач в тюрьме, наподобие сверления отверстий в деревянных досках в течение всего дня). Никакое образование Норвегии ничему меня так и не научило: я считаю себя полностью самоучкой.

Вышесказанное некоторым может показаться отклонением от темы, но это не так, сказанное прекрасно иллюстрирует, как норвежские дети воспитываются в Норвегии, и ничего не меняется. Даже в университетах Норвегии никто ничего от них не требует. В Норвегии можно получить престижную степень, приложив минимумом усилий, и всю дорогу вы будете окружаемы самыми глупыми, медлительными и худшими студентами. Дело в том, что им тоже даются "равные возможности" для получения престижной степени, и чтобы они этого достигли, марксисты устранили все препятствия на их пути. Чтобы окончить курс в норвежском университете достаточно прочитать три-четыре книги. Для прохождения курса английского языка в университете Тромсё мне достаточно было перевести четыре страницы текста и посещать занятия один-два раза в неделю. Я не шучу!

Иное норвежцам не ведомо: они гордятся получением дипломов, считая себя успешными, не имея представления, насколько сложно получить тот же диплом в любой другой стране мира (включая Гану)... Они заплутали в марксистской суррогатной реальности. Как и следовало ожидать, в Норвегии из стен университетов выходит весьма малое количество математиков, врачей и биологов, с естественными науками не пожульничаешь. Чтобы научиться математике обязательно необходимо понимать её! Поэтому в Норвегии после 2000 года получают образование меньше (!) представителей естественных наук, чем в 1950-х годах, когда даже средние школы не были доступны для всех. Сейчас образовательный бюджет приблизительно в тысячу раз больше, но... приоритеты имеют несколько иной характер, так сказать. Как было пояснено выше.

Получив образование, почти все находят работу. Норвегия гордится тем, что является одной из стран мира с низким уровнем безработицы! Ух ты! Какой подвиг! Марксистская система должна действовать, не так ли? Ну, не совсем так. Советское государство Норвегия сотворило чрезмерное количество так называемых мною "искусственных рабочих мест", чтобы попросту трудоустроить норвежцев и сохранить низкий уровень безработицы. У нас есть социономы, сексологи, масса журналистов, социал-антропологи и так далее, выпускаемые для подтверждения марксистских мифов и поддержания норвежского народа в неведении. Даже самые глупые девочки из рабочих семей обладают престижными степенями и допускаются до профессионального исполнения абсолютно бессмысленных задач.

Вследствие этого у всех работающих норвежцев государство забирает большую часть зарабатываемых ими денег посредством очень высоких налогов (на определённом этапе своей службы мой отец отчислял более 60% в счёт уплаты налогов!). В свою очередь государство обеспечивает своих граждан всем необходимым: дорогами, полицией, пожарной службой, больницами и т.д. Система социального обеспечения заботится обо всех. Ты беден? Нет проблем, государство поможет тебе! Ты болен? Нет проблем, государство поможет тебе! Ты не можешь как следует читать или писать? Нет проблем, государство позаботится о тебе! У тебя депрессия? Нет проблем, государство поможет тебе (с лекарствами)! (Ты хочешь умереть? Нет! Тебе нельзя, ты принадлежишь государству!) Твою машину угнали? Нет проблем, государство поможет тебе! Автомобиль был полностью разбит автомобильным вором? Нет проблем, государство поможет тебе! У тебя есть дети? Нет проблем, государство воспитает их за тебя! Твои дети не марксисты? Нет проблем, государство промоет им мозги за тебя! И так далее. Государству нужны налоги, потому что оно заботится обо всём! И не смей что-либо делать самостоятельно!

Если ты постараешься сделать в Норвегии что-нибудь самостоятельно, тебя сурово накажут за это. Частный бизнес? Чёрта с два! Задушат налогами! Хочешь построить свой дом? Чёрта с два! В Норвегии это запрещено, пока ты не сходишь на государственные "курсы домостроительства", преподаваемые одним из тех неудачников, который в противном случае был бы безработным (кстати, это хороший пример "искусственного рабочего места"). Хочешь защитить себя от физического насилия, избив нападающего? Чёрта с два! Иди в тюрьму, проклятая жестокая скотина! Хочешь защитить женщину, насилуемую на улице? Чёрта с два! У нас для этого есть полиция! Избил насильников? Это нападение, иди в тюрьму! Одерживаешь победу в кулачном бою (даже если подвергся нападению)? Иди в тюрьму! Потерпел поражение в кулачном бою (даже если ты зачинщик)? Бедняга, тебе протянут руку...

И именно здесь кроется ответ на мой изначальный вопрос: норвежцы настолько загублены этой социалистической идеологией, и благодаря тому, что они всю жизнь идут бок о бок с советским государством, они считают, что им воспрещено защищать самих себя или даже других! Ни когда норвежских женщин насилуют на улицах иммигранты, ни когда норвежские мужчины подвергаются нападениям на улице со стороны иммигрантов, ни на острове Утёйа, когда один человек отстреливает 800. Они должны ожидать, пока советское государство (в лице норвежской полиции) придёт и защитит их. Подростки на Утёйе скорее всего опасались наказания со стороны государства за попытку защитить себя!

И, друзья дорогие, верьте мне, когда я заявляю, что страх, который они скорее всего испытывали из-за опаски быть наказанным за самозащиту, был небезосновательным. Мне это известно, поскольку я защищал себя в Норвегии множество раз, и всякий раз был за это наказан. Меня наказывали, когда я защищался в детском саду, в школе и даже когда стал взрослым. Когда Ошет планировал убить меня, а я оказал ему сопротивление, он запаниковал и напал на меня, поэтому я оборонялся и сам убил его, за что провёл 16 лет в тюрьме – за убийство! Мне пришло в голову, что, возможно, дело было во мне! Разумеется, им не понравилось, что я был антиеврейским расистом, но скорее всего дело было в том, что у меня хватило духу защитить себя, не прося и не завися от помощи их священного марксистского государства! Я продемонстрировал всему миру, что не нуждался в норвежском государстве! Я был в состоянии позаботиться о себе самостоятельно. Святотатство! Богохульство! Побить его камнями!

Сегодня мне жаль подростков на Утёйе, как тех, кому приходится жить с позором бегства от опасности, вместо того, чтобы смотреть опасности в глаза и дать отпор противнику, так и тех, кто был убит в тот день. Им даже не дозволили быть отважными, всю жизнь им промывали мозги, заставив уверовать в то, что государство решит за них все проблемы, так что даже если некоторые из них изначально были отважными людьми, мы навсегда запомним их всех как трусов. Норвежское марксистское государство гнусно покинуло их на Утёйе, и впредь будет покидать своих граждан, когда их будут убивать, насиловать или избивать, или когда они будут страдать иным образом, пока его не заместит националистическое государство, обучающее своих граждан самостоятельно стоять на своих ногах и самостоятельно защищать себя и других, когда это необходимо.

Социал-демократия в Норвегии не только повинна в мотивах стрелявшего на Утёйе, но и в количестве жертв, и я серьёзно обеспокоен будущим своего народа, когда наблюдаю, насколько сломлены многие норвежцы этой системой. Мои соотечественники превращаются в слабые, никчёмные, бесхребетные, ненавидящие себя существа, совершенно беспомощные и полностью зависимые от государства, заботящегося за них обо всём, они превращаются в норвежский тип гомо советикуса.

Варг Викернес
Берген, 01 мая 2012 г.



© 1991-2016 Burzum и Варг Викернес | Хостинг: ООО "Мажордомо" (Россия)