Burzum
НОВОСТИИСТОРИЯДИСКОГРАФИЯФОТОБИБЛИОТЕКАСКАЧАТЬКОНТАКТЫ

БИБЛИОТЕКА

Burzum: сердце тьмы
Журнал "Guitar World" (апрель 2010 г.), Брэд Энгл

Guitar World MagazineВарг Викернес из Burzum отрёкся от норвежского Чёрного Металла, в который он внёс серьёзный вклад в девяностые годы. После более чем 15-летнего отсутствия он вернулся с новым альбомом, демонстрирующим его более глубокий взгляд на музыку.

В 1991 году 18-летний гитарист Варг Викернес основал одну из самых влиятельных групп норвежского Чёрного Металла, основывавшуюся на простом, но в то же время сильном принципе: привнести тьму в мир. Амбициозные музыкальные устремления Викернеса и радикальная, антихристианская идеология быстро поместили его и его группу Burzum на пьедестал набирающей силы сцены Осло, которая также включала такие группы, как Mayhem, Immortal, Darkthrone и Emperor.

Но в течение последующих лет тёмные замыслы Викернеса переросли его творчество. Он склонился к насилию и действиям, увенчавшимся в 1993 году поджогом нескольких церквей и убийством одного из главных действующих лиц сцены и его бывшего друга Евронимуса, являвшегося гитаристом Mayhem. На следующий год Викернес был признан виновным в свершении данных преступлений и приговорён к 21 году тюрьмы.

В мае 2009 года, отсидев более 15 лет срока, Викернес был освобождён. Он по-прежнему не раскаивается в свершённом преступлении, а проведённое в тюрьме время ни коим образом не ослабило его музыкальный взгляд, а по большому счёту сделало его чище на новом альбоме "Belus". Если уж на то пошло, сейчас у него даже больше ощущения смысла, безупречности и творческой жажды, чем когда он начинал, в результате чего у него произошёл разрыв с сообществом Чёрного Металла. "Я негативно отношусь к так называемой современной культуре Чёрного Металла", - написал Викернес на своём сайте в ноябре 2009 года. "Она являет собой безвкусную, низкопробную пародию на так называемый норвежский Чёрный Металл 1991-1992 годов".

Музыкальный опыт Викернеса берёт начало с середины 1980-х годов, когда гитарист был ещё подростком. "До 12-13 лет я слушал только классическую музыку, преимущественно Чайковского", - говорит он. "Но вскоре я начал слушать Iron Maiden, тогда я и купил мою первую гитару, жемчужно-белую Westone". Классические двухгитарные мэйденовские запилы и эпические песни вскоре вдохновили Викернеса на розыск более тяжёлого и экстремального металла, в том числе Kreator, Celtic Frost, Bathory, Destruction и Megadeth, который он в течение последующих нескольких лет постоянно слушал на своей стереосистеме. "Мои рамки были довольно узкими", - говорит гитарист. "Но более всего меня всегда вдохновляли ранние Iron Maiden, поскольку в течение некоторого времени это была единственная группа, которую я слушал, а всем нам известно, что Iron Maiden великолепны".

Kreator, Destruction и Megadeth привили любовь Викернеса к трэшу, но лишь нечестивая тематика, неприкрашенные записи и яркий внешний вид первопроходцев Чёрного Металла Bathory, Celtic Frost и Venom (чей альбом 1982 года "Black Metal" в сущности дал название жанру) со временем вдохновили его (наряду с прочими коллегами Чёрного Металла Mayhem, Darkthrone, Emperor и Immortal) возвысить жанр до новых артистичных высот и опустить до опасных противозаконных низин.

Но поначалу гитарист обратился к трэшу. Приблизительно в 1988 году Викернес собрал свою первую группу Kalashnikov, вдохновлённую классическим трэшем, которая впоследствии изменила своё название на Uruk-Hai, свидетельствовавшее о его увлечении ролевыми играми про Средиземье и зловещих орков из фэнтезийного романа Д.Р.Р. Толкиена "Властелин Колец". Через год участия в Трэш Металл группе Uruk-Hai Викернес вошёл в состав местной бергенской норвежской группы Смертельного Металла Old Funeral, в которой также играли будущие музыканты из Immortal - Abbath и Demonaz. Гитарист сыграл на мини-альбоме "Devoured Carcass", но в 1991 году покинул группу, разочаровавшись в стеснительных рамках их чересчур прямолинейного стиля, отражающего элементы массового Смертельного Металла: заглушение звука гитар ладонью, использование тремоло, гортанный вокал и беспрестанная двубочечная долбёжка на барабанах.

К тому времени на авансцену вышли американские группы Смертельного Металла Morbid Angel, Death и Deicide. Выйдя за рамки штатовского подпольного феномена, их стиль стал чрезвычайно популярным среди металлистов по всей Норвегии. Тогда как многие музыканты приветствовали этот расцвет с распростёртыми объятиями, видя в этом возможность для построения сильной сцены, Викернес не хотел иметь с ним ничего общего. "Основная задача заключалась в том, чтобы следовать наперекор тренду", - говорит он, "и продемонстрировать всем группам Смертельного Металла, а в то время их было очень много, что можно играть совершенно иначе".

С этого момента Викернес горел желанием идти в независимом направлении, первым шагом в сторону которого была смена названия его группы на Burzum. "Как большинство поклонников Толкиена должно знать, "Burzum" - одно из слов, написанных на Чёрной Речи на Одном Кольце Саурона", написал Викернес на своём сайте в декабре 2004 года. "...последнее предложение гласит: "ash nazg durbabatuluk agh burzum ishi krimpatul", что означает "одно кольцо, чтобы собрать их вместе и заключить их во тьму". "Тьма" для христиан была, конечно же, моим "светом". Так что в целом для меня было естественным использовать название Burzum".

В целях создания загадочности Викернес взял себе псевдоним Граф Гришнак (прозвище взято у орка Саурона из произведения Толкиена "Две Башни"), под которым он собирался издавать музыку. "Если бы люди знали, что Burzum был всего лишь группой какого-то подростка, это бы сокрушило магию, я понял это и поэтому решил стать анонимным", написал Викернес в 2004 году. "Поэтому я взял псевдоним, Граф Гришнак (Count Grishnackh), и использовал свою фотографию, на которой я был сам на себя не похож, на дебютном альбоме, сделав так, чтобы Burzum казался ещё более не от мира сего, и запутать людей".

Окончательный шаг к творческой автономии наступил, когда Викернес предпочёл играть на всех инструментах самостоятельно. В этом случае ему бы не пришлось идти на компромисс с другими музыкантами.

Так родился проект Burzum. В период с 1992 по 1993 годы Викернес записал четыре полноформатных альбома: "Burzum", "Det Som Engang Var", "Hvis Lyset Tar Oss" и "Filosofem", которые по мнению многих считаются образцом истинного звучания норвежского Чёрного Металла. Холодная гитарная тональность Burzum, тремоло, пронизывающие синтезаторные мелодии, низкокачественная запись и мучительные вопли заложили фундамент в образовании унылого звучания и работы в одиночку, которое прослеживается вплоть до современных американских музыкантов Чёрного Металла, таких как Xasthur и Leviathan.

"Идея Burzum заключалась не только в написании оригинальной и личностной музыки, но также и создании нечто нового - "тьмы" в слишком "светлом", безопасном и скучном мире", - писал Варг в том же 2004 году. "В отличие от 99% всех музыкантов я не играл музыку, чтобы стать известным, заработать денег и трахаться с девчонками... Вместо этого моим мотивом было желание экспериментировать с магией и попытка создать иную реальность при помощи "магии"... Burzum должен был стать сосудом, магическим оружием."

Викернес всерьёз отнёсся к этой музыкальной алхимии. Создаваемая им музыка не была предназначена для концертных выступлений. Вместо этого "она предназначалась для прослушивания вечером, когда солнечные лучи не могли рассеять силу магии, и когда слушатель был один, желательно в его или её кровати, перед отходом ко сну", - пояснял он на своём сайте в 2004 году.

Если музыкальная философия Викернеса кажется эзотеричной, то это потому, что она таковой и является. Как это всегда происходит, описывая новое звучание, слова не могут передать опыт. Чтобы по-настоящему оценить эту музыку, вам необходимо послушать её. Отличный пример мучительной атмосферы Burzum можно услышать в "Det Som Engang Var", заглавной композиции "Hvis Lyset Tar Oss". 14-минутный трек открывается медленным, многократно и сильно искажённым нарастающим гитарным звуком в минорной тональности, сопровождаемым мрачной синтезаторной мелодией. Угрюмая атмосфера неспешно образуется в течение нескольких минут, до тех пор пока её не прорезывает громоподобный звук военных барабанов и зловещий гитарный проигрыш. На пятой минуте Варг начинает петь голосом, похожим на вопли человека, которого потрошат на дне колодца, сопровождающим слушателя до конца этой гипнотизирующей и тревожной композиции.

Вместе со своими отшельническими устремлениями к новым музыкальным горизонтам Викернес впоследствии завязал связи с музыкантами так называемого "Чёрного Круга", в который входили участники Emperor, Immortal, Enslaved и Darkthrone, собиравшиеся в "Helvete", музыкальном магазине Евронимуса, располагавшемся в центре Осло.

Поначалу "Helvete" был благодатной почвой для участников сцены. Музыканты знакомились и делились идеями. Burzum подписал контракт с лейблом Евронимуса Deathlike Silence Productions, и Евронимус принял участие в записи соло композиции "War" с дебютного одноимённого альбома Burzum. Викернес играл на бас гитаре на альбоме Mayhem "De Mysteriis Dom Sathanas" 1994 года, а также написал тексты песен для двух альбомов Darkthrone, "Transilvanian Hunger" и "Panzerfaust", тогда как гитарист Samoth из Emperor сыграл на бас гитаре в паре композиций мини-альбома Burzum "Aske". Но вскоре творческий процесс пошёл насмарку.

Насилие было не в новинку для жанра. Dead, вокалист Mayhem, частенько резал себя на сцене, а в 1991 году он убил себя выстрелом из ружья в голову. В последующем году музыканты из "Helvete" стали источником набирающих обороты преступных действий. Некоторые из них были попытками террора против истеблишмента, тогда как другие были вызваны лишь анархией и ненавистью.

Объектом стало христианство. Некоторые представители сцены считали его захватнической религией, истребившей древненорвежские викинговские и языческие верования. Молодёжь сцены начала сжигать исторические деревянные церкви по всей стране. Среди преступников значились Викернес и гитарист Samoth из Emperor. В конце концов дело дошло до убийства. В августе 1992 года барабанщик Emperor Борд "Фауст" Эйтун убил незнакомца в лесу пригорода Лиллехаммера, после того, как мужчина, по имеющимся данным, сделал ему предложение сексуального характера.

Семя тьмы Викернеса, посеянное его музыкой и пустившее корни в Чёрном Круге, принесло трагические плоды 10 августа 1993 года. Его дружба с Евронимусом дала трещину. Скорее всему поводом тому стал провал в деловых взаимоотношениях или борьба за лидерство над сценой. Как бы то ни было, рано утром Викернес нанёс нежданный визит в квартиру Евронимуса в Осло. Обстоятельства той столь ранней встречи остаются неясными, а вот результат известен: Викернес убил Евронимуса, нанеся ему многочисленные удары ножом.

Он был арестован девять дней спустя, а в мае 1994 года осуждён и признан в убийстве, а также поджогах церквей. Он был приговорён к 21 году тюрьмы, максимальному наказанию в Норвегии.

Не смотря на заключение, Викернес умудрился продолжить занятия музыкой. Спустя несколько лет, ему удалось заполучить синтезатор и магнитофон, и записать два Dark Ambient альбома: "Dauði Baldrs" и "Hliðskjálf" (в 1997 и 1999 годах соответственно). Хотя они впечатляют, учитывая условия, в которых они создавались, они являются лишь отголоском мощи его предыдущих работ.

И вот теперь, когда Викернес вышел на свободу, он вновь взялся за дело и старается с альбомом "Belus" вернуть своё место среди элиты норвежской экстремальной музыки.

В нижеизложенном интервью с "Guitar World" Викернес дискутирует на разные темы, - включая свою любовь к "Лебединому Озеру" и подпольной хаус музыке, с помощью какого оборудования ему удалось добиться характерного для Burzum звучания и как ему удалось вырасти в качестве гитариста на "Belus" - в привычной для него манере: как обычно абсолютно независимо, открыто и подстрекательски.


***

Varg Vikernes

Что вдохновило тебя на занятие игрой на гитаре, и какая у тебя была первая гитара?

Это была жемчужно-белая гитара Westone [японского производителя гитар 1980-х годов], но это всё, что я припоминаю. Порыскав в интернете, я наткнулся на одну единственную гитару Westone, похожую на мою, но это была модель Spectrum LX (X198) Pearl Burst. Но я даже не уверен, что это та самая гитара. Моя была довольно дешёвой: я купил её у школьного товарища старшего брата в 1987 году и заплатил за неё всего 3500 норвежских крон (около 550 долларов США на тот момент). Она не доставляла мне особых хлопот, даже не смотря на то, что я не относился к ней с должным почтением. Я играл только на ней до и во время записи "Filosofem". Я бы до сих пор играл на ней, если бы её не украли в 2003 году.

Я даже не помню точно, почему начал играть. Думаю, это произошло потому, что мой брат тоже купил у этого товарища гитару, и он спросил, не хотел бы я также прикупить что-нибудь себе. Мне это было по карману и я располагал необходимой суммой, отчего бы и нет? Поначалу я не отличался особым рвением, но впоследствии меня затянуло, а спустя некоторое время я играл больше, чем следовало, будучи школьником и всё такое.

Кто был твоим источником вдохновения на раннем этапе?

До 12 лет я слушал только классическую музыку, до тех пор пока не наткнулся на Iron Maiden. После чего до меня дошло, что в мире существуют и другие группы. Я начал слушать ранних Kreator, "Endless Pain" и "Pleasure to Kill"; Celtic Frost, "Morbid Tales"; Bathory, "Blood Fire Death"; и Destruction, "Infernal Overkill". Я также слушал Megadeth. Никто из моих друзей не любил подобную музыку, за исключением одного, который в отличие от меня предпочитал AC/DC, и ещё одного, который опять-таки в отличие от меня предпочитал Metallica.

Насколько оказал на тебя влияние Quorthon [основатель Bathory]? Налицо определённое сходство между вашими музыкальными стилями, равно как работа в формате группы одного музыканта.

Что касается Bathory, я лишь слышал альбом (1988 года) "Blood Fire Death", пока не наткнулся и сильно полюбил альбом "Hammerheart". Позже я также начал слушать его более ранние и конечно же более сырые альбомы. Bathory оказал на меня значительное влияние в 1991-1992 годах, но работа в формате группы одного музыканта не была связана с влиянием Квортона. На самом деле, в 1991 году я даже не знал, что Bathory состоял из одного человека. По сути формат группы обусловлен был тем, что я довольно эгоистичен. Я хочу, чтобы всё было по-моему, или не было совсем.

Эта позиция сформировалась после того, как ты играл в Old Funeral [Викернес играл на гитаре в бергенской группе в 1991 году]?

В Old Funeral я был гостевым гитаристом. Я не мог принимать решения по всем вопросам, а они начали следовать тренду, который мне был не по нраву. Поэтому я ушёл и вернулся к своему старому Трэш Металл проекту Uruk-Hai. К тому времени музыканты Uruk-Hai, барабанщик Фредди Стеймлер, вокалист Джо и бас-гитарист, имени которого я не помню, были заняты в других проектах, поэтому я попросту решил делать всё самостоятельно и вскоре сменил название на Burzum.

На тебя оказали влияние группы или гитаристы, не связанные с металлической музыкой?

Один из наиболее любимых мною альбомов - "Within the Realm of a Dying Sun", записанный [дарквэйв] группой Dead Can Dance. Я прослушал его впервые в 1992 году и слушал его довольно часто. Мне не так нравятся их остальные альбомы, но этот был великолепен. Другим альбомом, который мне нравился довольно продолжительное время, - "Die Propheten" немецкой группы Das Ich. Сказочный альбом, хотя должен отметить, что я также не в восторге от их остальных альбомов. Вообще говоря, я не "любитель групп", я скорее предпочитаю отдельные альбомы или песни. Будучи избирательным человеком, да ещё ко всему до невозможности консервативным и узколобым, не смотря ни на что, я зацикливаюсь на любимых мною альбомах и редко заморачиваюсь над тем, чтобы послушать новую музыку.

Наибольшее влияние из всей музыки, включая металл, на меня оказала музыка Петра Ильича Чайковского, в особенности "Лебединое Озеро" и "Щелкунчик", а также прочая классическая музыка. Я также предпочитаю кой-какую подпольную "независимую" хаус музыку [записи независимых или анонимных музыкантов, обычно выпускаемые без указания издателя], русскую народную музыку и европейскую средневековую и старинную музыку. Если бы у меня были горны бронзового века [трубы S-образной формы], я бы использовал их во время записи следующего альбома Burzum.

Затрагивая тему инструментов, ты добился весьма характерного звучания гитар на ранних альбомах Burzum, в т.ч. "Burzum" и "Det Som Engang Var". Насколько продуманным было это низкокачественное звучание и насколько оно зависело от качества оборудования, имевшегося в твоём распоряжении на тот момент?

Я намеренно воспользовался низкокачественным усилителем на дебютном альбоме, чтобы добиться максимально возможного иного звучания, по сравнению с тем, которое считалось "правильным" на тот момент. Для одной из гитар я выбрал маленький 10-ваттовый усилитель Marshall. Поступив непредусмотрительно, я получил ужасную несогласованность со звучанием второй гитары, которую я записал с помощью 60-ваттового усилителя Peavey. В целом получилось неплохо, но это был не тот звук, которого я стремился добиться. Спустя месяц, я записал "Det Som Engang Var", воспользовавшись приемлемым 60-ваттовым усилителем Peavey в отношении обеих гитар. Звучание на "Det Som Engang Var" оказалось как раз таким, которое я на тот момент хотел добиться.

Верно ли я понимаю, что тем самым звучанием, против которого ты выступал, был приглушаемый ладонью прогрессивный Смертельный Металл группы Death, делающий акцент на техничности и витиеватости композиций?

Я хотел продемонстрировать, что не обязательно было звучать как популярные на тот момент экстремальные металлические группы Death или Morbid Angel. Если ты не можешь выработать своё уникальное звучание и пытаешься звучать как популярные группы, зачем вообще заниматься музыкой? Зачем нам нужны сотни Morbid Angel, даже если некоторые из них звучат лучше, чем оригинал? Мой подход был прежде всего анти-трендом, ибо это был выбор, продиктованный моим индивидуальным музыкальным вкусом. Возможно, это был не самый лучший подход, но он сработал... в некотором смысле, разумеется.

Далее, в 1992 году все бывшие последователи Death и Morbid Angel на норвежской сцене Смертельного Металла начали копировать стиль Mayhem, Darkthrone и Burzum, так зародился новый тренд: так называемый норвежский Чёрный Металл. Они изменили названия групп, чтобы их не спутали с бывшими группами Смертельного Металла, и [истинный замысел Чёрного Металла] был утрачен.

На альбомах "Filosofem" и "Hvis Lyset Tar Oss" твоё гитарное звучание становится значительно "холоднее", с большим дребезжанием. Ты начинаешь вкраплять пронизывающие синтезаторные мелодии. Что оказало влияние на развитие твоей музыки в тот момент?

Ты забываешь, что композиции Burzum были записаны или изданы не в хронологическом порядке, поэтому я не думаю, что следует обращать слишком много внимания на музыкальный прогресс в период с 1991 по 1993 год. Кроме того, я использовал абсолютно идентичное гитарное оборудование и усилители Peavey на всех альбомах, за исключением вышеупомянутого, а также одну и ту же ударную установку, если мне не изменяет память. Единственным исключением в данном случае был "Filosofem", во время записи которого я вообще не использовал гитарный усилитель, а применил высококачественную стереофоническую систему, в надежде добиться чего-нибудь совершенно иного. К марту 1993 года я уже был не против звучания Смертельного Металла, а против звучания Чёрного Металла. Ибо, как я уже отметил ранее, все последователи конечно же начали стараться звучать как Darkthrone и Burzum. И довольно успешно. Они не старались звучать как Mayhem, ибо на тот момент Mayhem не издавали ничего стоящего.

Итак, когда ты решил создать звучание, противостоящее Чёрному Металлу, в каком направлении был обращён твой взгляд в поисках вдохновения?

На изменение звучания Burzum оказало влияние множество причин. Желание создавать создать звучание, противостоящее Чёрному Металлу, - лишь одна из них. К тому времени моё мастерство и мастерство моего звукооператора усовершенствовалось. На дебютном альбоме мы оба были новичками, что касается записи подобной музыки. Это было новое направление. Более того, мне понадобилось некоторое время, чтобы понять, чего я хочу и как записать то, чего я хотел. На самом деле, сначала я записал композицию "Dunkelheit" с "Filosofem" для альбома "Hvis Lyset Tar Oss", но у меня ничего не получилось. Композиция была хорошей, но запись была ужасной. В следующий раз я добился своего, благодаря иному звучанию, а также использованию метронома. По непонятной мне причине я записал первые три альбома без использования метронома. Поди пойми, почему.

В то время ты всё более отдалялся от участников сцены. Как это повлияло на твою музыку?

В 1992 и 1993 годах я провёл много времени в одиночестве, ибо мне опротивел последовательский менталитет металлической сцены Норвегии. Выходя в свет, я редко заглядывал в металлические бары и подобные им заведения. Вместо этого я посещал подпольный клуб "Феникс" в Бергене, в котором до шести утра громко играла рэйв и хаус музыка. Никто из металлистов терпеть её не мог, поэтому я пребывал в одиночестве. Я одиноко стоял в тёмном углу и слушал зачаровывающую музыку до самого закрытия заведения. Далее я шёл домой и вдохновенно играл на гитаре. Думаю, в то время подпольная хаус музыка оказала существенное влияние на мою музыку. Она сделала её более монотонной, а композиции стали длиннее, что сделало их отличными от большей части металлической музыки.

Отличительную роль в альбомах Burzum играет скрупулёзное накладывание музыкальных слоёв. Расскажи, как эта структура композиций создаёт холодную и напряжённую атмосферу Burzum?

Структура "строфа-припев-строфа-припев-соло-строфа-припев" уже слишком часто использовалась огромным количеством групп, а я хотел делать всё иначе. Музыка Burzum должна была повествовать рассказ, с начала до конца, согласуясь с задумкой альбома. "Hvis Lyset Tar Oss" - отличный пример: первая композиция предуготовляет, вторая и третья изнуряют, а последняя расслабляет, в идеале погружая в своего рода мечтательное состояние. Музыка никогда не писалась для концертных выступлений, или любых иных публичных выступлений, а предназначалась для одиноких слушателей, пытающихся расслабиться и дать полёт мыслям по сказочному миру на исходе дня. Гитарные соло были исключены, ибо они развеивают мечтательное состояние и заставляют воображать себя стоящим с гитарой на сцене. Разумеется, для многих это мечта. Но это не мечта Burzum, которую я стремился сотворить.

Все альбомы были созданы по этой задумке, но первые два были созданы для виниловых пластинок, поэтому они не действуют как следует на CD. В этом смысле они были не столь удачны по сравнению с двумя последующими металлическими альбомами. Полагаю, "Hvis Lyset Tar Oss" в этом смысле более удачен, чем "Filosofem", который в свою очередь удачней всех предыдущих.

Недавно ты вышел из тюрьмы. Как твоё заключение повлияло на твою музыку? Твоя изоляция позволила тебе выйти на новый уровень в музыкальном или духовном смыслах?

Даже не знаю, что и сказать. Не думаю, что пребывание в тюрьме сколь либо серьёзно повлияло на меня. На свободе я тоже много жил в изоляции, а моё пребывание в тюрьме было не особо проблематичным. Я не был крысой, насильником или педофилом, поэтому у других заключённых не возникало со мной никаких проблем. Я не был наркоманом или алкоголиком и у меня было всё в порядке с головой, поэтому у меня не было пороков, с которыми мне необходимо было бороться. Я был противником христианства и США, а также убил человека ножом, поэтому мусульманам я не доставлял никакого беспокойства. Я был вежлив и благоразумен, поэтому охранникам я не доставлял никаких хлопот. Начальство относилось ко мне как к радиоактивным отходам, поэтому большинство остальных заключённых было хорошего обо мне мнения. Пребывание в тюрьме скорее сделало меня более подверженным крайностям во всём. Попав в заключение, я, образно выражаясь, нажал на паузу, а когда вышел на свободу, нажал на неё вновь, и продолжил жить как ни в чём не бывало. Да, это была долгая пауза, и тем не менее...

Как изменился мир с момента твоего заключения в тюрьму?

У всех есть мобильные телефоны и интернет. Все автомобили похожи друг на дружку и рассчитаны на эксплуатацию в течение всего лишь нескольких лет. Центр Осло теперь больше напоминает центр Багдада, и я отвечаю за свои слова, ибо жил там в течение года в 1979 году. Качество всех товаров поразительно снизилось. Всё, с чем я сталкиваюсь, работает не как следует, возможно потому, что ныне всё делается в Китае. Сцена металла страшно разрослась. Многое изменилось, но в остальном всё то же: мир, идущий коту под хвост, и люди, охотно сигающие в бездну. Большинство человеческих существ в данный момент свершают падение. Они путают это "удивительное" ощущение падения с полётом и считают, что всё несомненно в порядке. Но они падают, не достигнув покамест дна. Достигнув его, будет слишком поздно.

Ты никогда не страшился музыкально или лично рисковать. Бросая взгляд назад на отдельные эпизоды твоей жизни, не возникало ли у тебя желания поступить в чём-нибудь иначе?

Несомненно. Хотя без толку сожалеть о чём либо, что ты сделал или не сделал. Кроме того, иногда необходимо допускать ошибки, чтобы прийти к верным решениям. Часто мне хотелось бы поступить в той или иной ситуации иначе, но бросаю это дело, ибо возможно, что это было в конце концов необходимо. Не там и не тогда, когда я сталкиваюсь с враждебными последствиями моих ошибок, но некоторое время спустя, когда, образно выражаясь, боль затихла и раны затянулись, и лишь следы шрамов остались в напоминание мне о том, что произошло.

Ты сожалеешь о каких-либо своих ранних работах?

Первые из нескольких моих альбомов, наверное, не очень хороши по отношению к нынешним стандартам, но они были моими первыми необходимыми шагами. Они являлись также шагами для некоторых других групп, которым необходимо было определить курс, чтобы идти дальше и сочинять иную и, возможно, лучшую музыку. Без моих "старых дрянных альбомов" они не узнали бы, что можно работать в ином направлении. Я не считаю ранние альбомы Burzum "ошибкой". Даже не смотря на то, что они далеки от совершенства, я не хотел бы в них что-либо поменять.

Как эволюционировали твои навыки игры на гитаре в течение многих лет, что ты исполняешь и сочиняешь музыку?

Поначалу было важно играть на гитаре как можно техничней, чтобы выпендриться или же повысить свои навыки. С годами меня перестали волновать подобные вещи, и вместо этого я начал исполнять, как говорится, музыку. Мои навыки игры на гитаре эволюционировали и стали всё более и более особенными, как мне кажется потому, что я не исполнял музыку других людей. Я считал, что если буду перенимать что-либо у других, впоследствии я никогда не сотворю ничего уникального, а буду сочинять музыку, которая звучит подобно музыке моих учителей. А что в этом хорошего? Если это не нечто особенное, в этом нет смысла. В связи с этим я не слушал новую металлическую музыку с 1996 года, поэтому понятия не имею, какую музыку сейчас исполняют, и представляю себе, что моя игра на гитаре всё ещё звучит особенно.

Ты заявил, что новый альбом будет концептуальной работой, посвящённой древнему европейскому богу Белу. Какими источниками ты воспользовался для своего исследования?

Я определил концепцию "Belus", поскольку мне кое-что известно по этой теме, поскольку я провёл исследование для своей книги "Trolldom og Religion i Oldtidens Scandinavia" (Магия и Религия в Древней Скандинавии), которую я намереваюсь как можно скорее перевести и издать.

Опиши процесс записи "Belus".

Процесс записи занял около семи дней, и всё было записано в Студии "Белобог" в Норвегии. Будучи единственным участником в группе, мне необходимо меньше времени для записи альбома, чем обычным группам. Поэтому даже семи дней хватило с лихвой. Я не торопился во время записи альбома, для меня было очень важно добиться желаемого звучания, особенно с учётом того, что я ничего не издавал за более чем 11 лет. Преимуществом работы в одиночку является отсутствие разногласий в группе, прений и бесполезной траты времени. Процесс записи был достаточно простым, ибо я уже несколько раз записал альбом целиком на одном из моих компьютеров с помощью "Tracktion 2" [программа звукозаписи] в своей домашней студии. К моменту начала записи в студии композиции были уже выстроены в необходимом порядке и я точно представлял себе, как они должны звучать.

Насколько с точки зрения звукозаписи "Belus" отличается от твоих ранних работ?

Даже не знаю, с чем бы сравнить альбом. Разве что с "Hvis Lyset Tar Oss", но с лучшим качеством записи и звука. Я воспользовался гораздо лучшим оборудованием и у меня было больше опыта, 2009 год даёт возможность использовать более совершенные технологии звукозаписи, чем 1992 и 1993 годы. Также я затратил больше времени на процесс записи альбома, и, надеюсь, это будет слышно по общему качеству записи и звучания альбома. Но в остальном это по-прежнему Burzum. Он звучит как Burzum, это не безупречный и не вылизанный альбом.

Какими инструментами ты воспользовался во время записи?

Я воспользовался собственным оборудованием Peavey: гитарой PXD 23 и 120-ваттным усилителем Peavey 6505 с наклонным и прямым кабинетами. Гитара PXD 23 и усилитель с кабинетами Peavey позволили мне достичь желаемого звучания на альбоме. Для меня это было важно, поскольку "Belus" записан преимущественно с использованием гитары, и мне хотелось, чтобы гитара звучала солидно во время записи.

На своём сайте ты написал, что вместо того, чтобы покончить с Чёрным Металлом, поскольку он превратился в дегенеративную сцену, наполненную пьяными, одетыми как девчонки слабаками, ты возвращаешься с новым альбомом. Насколько "Belus" демонстрирует музыкальную и идеологическую чистоту, которой недостаёт современной музыкальной сцене?

Я не думаю, что "Belus" являет собой нечто большее, чем очередной альбом Burzum, и заметь, что я вовсе не считаю, что Burzum относится к Чёрному Металлу. Я не являюсь членом какой бы то ни было музыкальной сцены, поэтому подобные вещи меня не волнуют. Мне плевать на так называемую сцену Чёрного Металла. С моей точки зрения, у меня нет ничего общего с современными группами Чёрного Металла. Для меня противоестественно сравнение себя с ними или отождествление с ними и их сценой. Если поклонникам Чёрного Металла нравятся мои альбомы, я не против. Но это ничего не меняет, что касается Burzum.

К тому же я понятия не имею, что из себя представляет современная музыкальная сцена, не говоря уже о том, чего ей недостаёт. Я вскочил на поезд в 1991 году, а спрыгнул ещё до того, как он наполнился в 1992 году. С тех пор их поезд проехал 18 лет в ином направлении, а они верили, что я всё ещё был в поезде. Но меня там не было. Я со всей мочи бежал в обратном направлении... и скорее всего сейчас я исчез из виду.

Автор: Брэд Энгл (© 2010 Журнал "Guitar World", США)



© 1991-2016 Burzum и Варг Викернес | Хостинг: ООО "Мажордомо" (Россия)